+7 (495) 649-33-99
+7 (903) 742-02-42
Новости

НОВОСТИ КОМПАНИИ. Сигнал для связи - Сумки малбери весенне-летней коллекции подарочной упаковки

28 Апреля 2008
- Не надо зажигать свет! – сказал Холтофф.
Штирлиц недоуменно замер на пороге.
- Не надо зажигать свет! Я жду вас уже три часа! Ноги затекли!
- Как вы здесь оказались, Холтофф, и почему нельзя зажигать свет?!– невозмутимо возмутился Штирлиц – Какое у вас ко мне дело?
- У меня к вам никакого. А вот что будете делать Вы?
- У меня есть кое-какие дела, но к вам они не имеют отношения. Выпить хотите?
- Хочу. А что у вас? – спросил Холтофф, хотя давно уже приметил бутылку «Московского».
Никогда Штирлиц не был так близок к провалу:
- От коньяка «Московского» не откажитесь?
- Не откажусь!
Штирлиц налил оба гранёных стакана, на закуску предложив вчерашнюю недоеденную банку свиной тушёнки.
- Хороший коньяк!
- Хотите ещё?
- С удовольствием!
- Так что же вас привело ко мне, дружище? – внезапно спросил Штирлиц.
 - Меня? Я это… как его…. Ну, типа, мы все под колпаком… у Мюллера… - ответил Холтофф, еле выговаривая слова набитым тушёнкой ртом.
- Замечательно! Вы посидите пару минут, дружище, мне тут надо принять срочную шифрограмму. – Сказал Штирлиц и молниеносно перепрыгнул в кресло к радиоприёмнику «Рапсодия».
Задание, полученное Штирлицем через московское радио, гласило следующее:
«Центр – Юстасу. По нашим данным, немецкая контрразведка пытается выйти на нашего агента в Швейцарии. Ваша задача – разоблачить, и при необходимости, уничтожить провокаторов. Явочная квартира прежняя. Возможно, она под наблюдением нацистов. Сигналом для связи будет расставленные на подоконнике сумки «малбери» весенней коллекции размеров 30х25,5х9, 19х16х7 и под бутылку35х9х9. Центр предлагает использовать дизайны однотонные яркие. Размеры на усмотрение Юстаса. Алекс»
- Ну вот, порядок! – буркнул Штирлиц
- А позвольте вас спросить, штандартенфюрер, что такое «сумка малбери»? – Не унимался Холтофф - Чем она столь необычна, что даже Москва её использует в качестве пароля? Из чего она делается?
И снова Штирлиц подумал о неминуемом провале:
-          Процесс сложен. Я не буду обременять вас секретами производства, но могу сказать, что
материал вырабатывается из тутового дерева. – Штирлиц подошёл к барной стойке за спиной Холтоффа и взял в руку бутылку «Московского». - Тутовое дерево – это род растений семейства тутовых, состоящий из 10-16 видов листопадных деревьев, распространённых в тёплом умеренном и субтропических поясах Азии, Африки и Северной Америки…
… Это были последние слова, которые услышал Холтофф. Далее был звук разлетающихся по комнате осколков от бутылки коньяка…
 
… Мюллер поправил капельницу и смахнул с головы, лежащего в больничной койке, Холтоффа осколок коньячной бутылки.
-          Ну что, дружище? Что вам удалось выяснить? – спросил Мюллер.
-          Ничего не помню… Ничего, группенфюрер.
-          Ну, хоть что-то. Вспомните хоть что-нибудь, это же важнейшая операция!
-          Помню что-то про тутовое дерево… Что-то про мальбру… И что-то про 35х9х9 под бутылку …
-          Что такое 35х9х9 и что такое мальбра? Сигареты чтоль?
-          Не могу знать, товарищ группенфюрер! – Сказал Холтофф и потерял сознание.
«Опять всё придётся додумывать самому», подумал Мюллер и вышел из палаты.
 
… Профессор Плейшнер шёл уверенной походкой по несуществующей «Цветочной» улице на явочную квартиру. Шёл он туда уже в третий раз, и как всегда, паролем благоприятной ситуации служили расставленные в ряд на подоконнике сумки «малбери» весенней коллекции размеров 30х25,5х9, 19х16х7 и под бутылку 35х9х9 однотонные яркие. Но сегодня было что-то не так. Плейшнер замер, глядя в окно явочной квартиры. «Явка провалена», - подумал профессор.
На подоконнике стоял горшок с тутовым деревом, бутылка водки и пачка «Marlboro».
Плейшнер сунул руку в карман, вспомнил, что ампулу с ядом он уже давно потерял, закурил Беломор, и пошёл в ближайший пив-бар, насвистывая «Калинку». Таким образом, службе контрразведки так и не удалось внедриться в группу сопротивления. А тем временем пастор Шлаг, размышляя о светлом будущем, провожал взглядом в небе самолёт «Аэрофлота», на котором рейсом Берлин – Тайланд летел Штирлиц на встречу с радисткой Кэт.

Vent